Не главная страница

 

 

РЕКЛАМА НА САЙТЕ

 


 

 

Если вы хотите разместить свою ссылку на нашем сайте - свяжитесь с нами контакты

 

 

 

 
Спрос на креатив!

Изучение биографий и патографий гениев всех времен и народов приводит к неумолимому выводу: гениями рождаются.(В.П. Эфроимсон)

Шеф-повар одного из советских ресторанов, говорят, был на редкость творческим человеком. Все знали, что где-то к середине обеда повар обязательно приготовит сюрприз. И вот во время очередного застолья важные гости, как обычно, ждали сюрприза. Принесли пятое блюдо - нет сюрприза, девятое блюдо - нет сюрприза. Метрдотель в гневе, гости зевают, жуют вяло. Вносят вареных раков. На раков, конечно, публика не реагирует, пока кто-то не замечает, что они шевелятся (хотя очевидно, что раки вареные). Оказывается, креативный повар подложил на блюдо одного живого, который и тормошил остальных, неживых.

Потом, как водится, идею затаскали. Так часто бывает, если в коллектив попадает хотя бы одна творческая особь. Создается впечатление, что весь коллектив такой, творческий. На самом деле - это тот же принцип: живой рак тормошит вареных, которые, между прочим, живыми от этого не становятся. Видимость одна. Спрос на творчество в последнее время, как говорится, превышает предложение. Всем понадобились люди, которые могут не только потреблять и воспроизводить, но создавать нечто такое, чего нет у конкурентов.

Совсем недавно казалось, что новые идеи - это слишком. Зачем? Если и старых предостаточно, только руку протяни. А когда использованные много раз идеи уже всем изрядно надоели, тогда спохватились: где, собственно, сами производители идей? Где эти скромные труженики мыслительного фронта? Производителей идей и раньше-то было немного, а нынче почти совсем перевелись. Еще в середине прошлого века отец групповой психотерапии Якоб Морено сокрушался по этому поводу. Морено считал, что отсутствие по-настоящему творческих людей в наше время - естественное следствие нынешнего образования и воспитания.

Современному человеку, напичканному "культурными консервами", ничего не надо производить. Он - потребитель знаний: заучивает, зазубривает, воспроизводит, ретранслирует. Пропускает через себя огромный объем информации, может стать эрудитом, суперпрофессионалом в какой-то области, оставаясь при этом творческим импотентом. Морено называет таких людей зооматами, живыми компьютерами, которые воспроизводят заложенные в них программы. Во всем виноват, конечно, технический прогресс. Жизнь меняется так быстро, что образование просто не успевает перестраиваться и становится все более и более поверхностным. Живущие в техногенном мире с легкостью усваивают склонность к перемещениям, меняют города, страны, профессии, пользуются готовыми решениями, не зная пути, который приводит к этим решениям. Раньше все профессиональные и социальные роли были жестко регламентированы: дворянин и ученый не мог быть одновременно удачливым купцом.

Сегодняшний так называемый профессионал - это человек универсальный, от науки он непринужденно переходит к торговле, от менеджмента продаж - к арт-менеджменту. Это теперь называется высокой адаптивностью и мобильностью. Сидеть на одном месте больше трех лет (причем сроки стремительно сокращаются) уже неприлично, могут подумать, что ты занимаешь недостаточно активную позицию. Кстати, многие работодатели свои требования к сотрудникам формулируют примерно так - нам нужны люди активные и креативные. Похоже, они ищут человека с синдромом Морфана. У такого креативность как раз сочетается с бешеной активностью, что объясняется повышенным содержанием адреналина в крови. Но, к великому сожалению работодателей, синдром Морфана встречается крайне редко (1:50 000). Говорят, с этим синдромом жили Петр I, Авраам Линкольн, Шарль де Голль и Корней Чуковский.

Получается, что люди креативные, но недостаточно активные, не попадая в поле зрения работодателей, прозябают где-то на периферии современного общества. В то время как сверхактивные, но неспособные к творчеству штурмуют все области человеческой деятельности. В последнее время появился большой ассортимент тренингов, призванных компенсировать нехватку агрессивности у креативных и недостаток креативности у активных. Психологи оживились и активно работают в этом направлении. Некоторые обещают натренировать агрессивность и творческое мышление за неделю. Для большинства современных психологов как будто не существует эмпирического опыта, накопленного в течение нескольких веков. Они упорно держатся за концепцию французских просветителей XVIII века, которую Жюльен Ламетри выразил так: "Человека дрессировали, как дрессируют животных, писателем становятся так же, как носильщиком. Геометр научился выполнять самые трудные чертежи и вычисления подобно тому, как обезьяна научается снимать и надевать шапку или садиться верхом на послушную собаку".

Почему бы, собственно, в качестве послушной собаки не использовать Пегаса? По крайней мере, поклонники разнообразных творческих технологий не видят в этом ничего особенного: сел да поехал. Возможно, люди, пропагандирующие подобные технологии, и добивались с их помощью каких-то результатов. Но вот только когда читаешь статьи на эту тему, не покидает ощущение, что лукавят авторы, чего-то недоговаривают и иногда, случается, подбирают факты под теорию, а не теорию под факты. Когда задача уже решена, результат известен, нетрудно подогнать решение под этот результат. Как же художник достиг такого эффекта? Да он просто использовал один "нехитрый" прием. Там, где начинается использование приемов, кончается творчество, потому что исчезает момент непредсказуемости (Морено называет его спонтанностью), что, собственно, и отличает истинное творчество от ремесла. Творчество можно сравнить с экспериментом, который ставит ученый, чтобы обнаружить неизвестные ранее закономерности. А когда закономерности обнаружены, опыт можно сколько угодно тиражировать, показывать детям на уроках физики.

Если дети достаточно сообразительны, они сами потом могут поставить тот же самый опыт. Но никому же при этом не придет в голову, что он сделал научное открытие, например, изобрел электричество, потерев две эбонитовые палочки. Если технология работает в какой-то определенной области, это не значит, что ее можно применять везде. Если, скажем, с помощью одной из таких технологий - ТРИЗа - разобрать творчество Чарли Чаплина, то можно сказать, что главное его достижение - изобретение нового киноязыка, что его фильмы строились на разрешении противоречия между традиционными в ту эпоху штампами и цирковой эксцентрикой. Вот, например, в "Золотой лихорадке" он использует прием "разделение в пространстве". Это выражается и в том, как одет главный герой - противоречие между щегольской верхней одеждой и лохмотьями ниже пояса. И в том, как ведет себя этот персонаж.

Пока Чаплин - бродяга-золотоискатель, он - джентльмен, его жесты безукоризненны; как только он становится миллионером, тут же начинает вульгарно почесываться и неуклюже двигаться. В фильмах Чаплина присутствуют, конечно, и техника, и виртуозное владение жестом, и узнаваемый образ, и новый киноязык. Но вот какой технологией можно измерить обаяние этого человека, его талант, изящество, артистизм? Если бы дело было только в цирковых приемах, которые проникли в кинематограф благодаря Чаплину, ему бы, наверное, не удалось так надолго задержаться в истории (так же как Тарковского знают во всем мире не только благодаря "длинному" плану). Кстати, и до Чаплина, и после него многие режиссеры занимались изобретением нового киноязыка, и некоторым это прекрасно удавалось. Но тех, для кого язык был целью, теперь помнят только историки кино. А Чаплина помнят все. И вовсе не потому, что он виртуозно овладел приемом "разделения в пространстве", а потому что он был абсолютно непредсказуем и никогда не зацикливался на том, что уже достигнуто. Его киноязык менялся много раз, и всегда неожиданно: зритель ожидал одного Чаплина, а получал совершенно другого. Безусловно, те, кто настаивает на том, что, используя набор неких правил и приемов, можно решать задачи, писать стихи и картины; и те, кто вслед за Лессингом восклицают: "Гений! Гений выше всяких правил!", говорят о разных вещах. Первые имеют в виду ремесло, а вторые - "инсайт", озарение, которое действительно не требует знания каких-то правил и законов. Научить "инсайту" нельзя. Но потом, когда озарение уже воплотится в конкретную форму, его можно разобрать на множество мелких деталек и предъявить миру - вот, мол, учитесь, ребятки. И ребятки охотно научатся и будут делать примерно то же самое, правда, это называется уже не творчеством, а ремеслом, мастерством, профессионализмом и т. д. Морено советует не путать креативность со спонтанностью. То есть по сути это две составляющие творчества. Креативность - адекватный способ действия в новых условиях или новое, творческое решение в стереотипной ситуации.

По нынешним меркам человек, способный креативно реагировать, ценится высоко, из него может получиться прекрасный ремесленник, профессионал, но это пока еще не творческая личность, несмотря на все свои сокровища (знания, культурный багаж, мастерство), он не способен ими распорядиться по-настоящему эффективно. Только спонтанность (и только в сочетании с креативностью) позволяет использовать творческие способности по максимуму. Креативностью, считает Морено, обладают многие, это умение возникает в процессе естественного развития человека, если он не только потреблял "культурные консервы", а освоил живой, творческий способ деятельности. Но для того чтобы идти дальше, надо перейти от воспроизводства к производству, к активным самостоятельным действиям. И здесь уже одной креативностью не отделаться, здесь необходима спонтанность. Без нее не получится грамотно распорядиться своими ресурсами. Психотерапевт, по мнению Морено, может помочь человеку, которому не хватает спонтанности, восстановить это недостающее звено творческого процесса. Но только в том случае, если уже имеется креативность, та необходимая материя, из которой можно спонтанно что-то производить. Невозможно научить креативности с помощью специального тренинга, поскольку это долгий и трудный процесс внутреннего развития, его не осилить ни за неделю, ни за месяц, ни даже за год. Понятно, что если творческие способности не развивались с раннего детства, стать Микеланджело уже невозможно, даже под руководством опытного психотерапевта. Но психологический тренинг вполне может помочь перейти с одного уровня творчества на другой. Ю.М. Лотман утверждает, что существуют две возможности творчества: "В пределах уже заданного и за пределами, за чертой непредсказуемого взрыва". В пределах заданного "творчество неизменно погружается в обширное пространство суррогатов... суррогаты искусства вредны своей агрессивностью. Они имеют тенденцию обволакивать подлинное искусство и вытеснять его. Там, где вопрос сводится к коммерческой конкуренции, они всегда одерживают победу". В определенных пределах Лотман допускает использование суррогатов, которые "выполняют широкую воспитательную роль и являются как бы первой ступенью на пути к овладению языком искусства... Они могут выполнять те несвойственные искусству задачи, которые, однако, общество оперативно ставит перед художником: просвещения, пропаганды, морального воспитания и т. д." В статье Лотмана "Культура и взрыв" речь идет о подлинном и мнимом искусстве, но его рассуждения справедливы для любой деятельности, будь то решение научной проблемы или составление бизнес-стратегии. Настоящее творчество начинается там, где область суррогатов переходит в область непредсказуемого. Обратная дорога никому не заказана - перейти от творчества к суррогатам можно легко и совершенно незаметно для самого себя, стоит только однажды остановиться на достигнутом. Тот же Чаплин, когда почувствовал, что достигнутое стало грузом, который мешает ему двигаться вперед, просто отказался от своей привычной маски Шарло, чем вызвал непонимание, даже осуждение. Но в конце концов "Огни рампы" и "Король в Нью-Йорке" стали новым взлетом Чаплина, не обремененного своими прошлыми заслугами.

Основатель гештальтпсихологии Макс Вертгеймер советовал людям, занимающимся творческой деятельностью, не быть скованными выработанными навыками, не выполнять работу механически, подходить к решению "с открытым умом" (без предрассудков). Хотя это высказывание смахивает на инструкцию для творческого работника, оно вполне обоснованно.

Кстати, по поводу инструкций. Очень любопытна, например, найденная в Интернете "Памятка менеджеру по творчеству". Типичный пример суррогата в области психологии творчества. В этой занятной публикации подробно описывается польза, которую творческий работник приносит организации:

  1. Креативное (творческое) мышление очень нужно любому менеджеру. Необходимо развивать способность к креативному мышлению у себя и у своих подчиненных. Когда менеджер начинает развивать у своих подчиненных креативное мышление, то им, конечно, приходится подчиниться. Кстати, есть одно очень эффективное средство - гипноз. Проводилось исследование, когда испытуемым в состоянии гипноза внушили, что они выдающиеся, одаренные личности. До этого они выполняли тест Гилфорда на среднем уровне. В состоянии гипноза испытуемый отвечал на вопрос экспериментатора, почему ему не приходит в голову, например, такой простой способ, который был назван раньше: "Но это же банальность! Зачем я буду давать вам очевидные, банальные ответы?" 
  2. Способность творчески мыслить позволяет менеджеру при общих равных условиях быть на голову выше других. Эта способность позволяет ему видеть в, казалось бы, несопоставимых предметах и явлениях много такого, что их объединяет. Интересно, как удалось продержаться менеджеру, который не видит связи между предметами и явлениями? Наверное, только при общих равных условиях. Чтобы не пропустить момент творческого озарения у себя и своих подчиненных, авторы памятки напоминают: 
  3. Момент "озарения" часто наступает в условиях релаксации или даже во сне, когда уставший за день мозг отрабатывает все поступившие в него сигналы, образы, схемы. Какие открываются богатые возможности для планирования рабочего времени! Сотрудник может спать прямо на рабочем месте, чтобы ни одно "озарение" не проскочило мимо работодателя. Кстати, Пушкин предпочитал писать стихи лежа на боку: "В таком ленивом положенье стихи текут и так и сяк". 
  4. "Озарение" вспыхивает внезапно в форме "ага-переживания". Это явление доставляет человеку подлинное счастье, а поэтому выступает мотиватором деятельности. Сплошная польза - и сотрудник счастлив, и организация довольна. 
  5. Вспышки креативности (творчества) характерны как для отдельно размышляющего человека, так и для группы людей. Так и видишь картину в жанре капиталистического реализма - группа сотрудников калошной фабрики размышляет над проблемой продвижения товара. В правом верхнем углу полотна вы видите "вспышки креативности". 
  6. Ординарные сотрудники, собранные в творческие группы и умело побуждаемые к деятельности, могут творить чудеса. Один человек не может сравниться в мыслительных возможностях с группой. Последнее утверждение особенно ценно. Но хочется разочаровать составителей инструкции. Чудеса они, конечно, могут натворить, но отдельные сотрудники не станут менее ординарными, если их согнать в творческую группу. 
  7. Многие работники, оставаясь наедине с собой, переживают муки творчества. У них часто возникают "дикие идеи" по совершенствованию производства. Однако, будучи скромными людьми, они оставляют зародившиеся у них идеи при себе. Помогите таким людям. Лучше всего для реализации всех "диких идей" подходит "мозговая атака". Какая трогательная забота о людях, замученных своей скромностью и "дикими идеями". Кстати, те, кому приходилось присутствовать на "штурмах", знают, что самое активное участие в подобных мероприятиях, как правило, принимают люди не творческие. Творческие рассаживаются по углам и тихо чертят что-то на бумажке, один - цветочки, второй - квадратики. Идея "мозгового штурма" отнюдь не стимулирует таких людей. 
  8. В современных условиях побеждает та система, которая умеет использовать творческие потенциалы и инициативу всех своих работников. В условиях рыночной экономики должна приниматься во внимание любая идея, приносящая хоть какую-нибудь пользу.

К сожалению, творческие потенциалы есть далеко не у всех работников. Поэтому в условиях рыночной экономики и приходится бросаться на любую идею. В свое время в редакции журнала "Знание - сила" проходило заседание на тему "Творчество как движущая сила прогресса". Заседание вел известный академик. И когда прозвучал очередной панегирик творчеству, он не выдержал: "Куда вы нас зовете? Что будет делать общество с таким количеством творцов? Кто будет добросовестно заниматься обычной рутинной работой?" Напрасно переживал академик, количество творцов на душу населения не только не увеличивается, но стремительно сокращается.

 

 

Copyright «Икс Креатив» 2006-2012