Не главная страница

 

 

РЕКЛАМА НА САЙТЕ

 


 

Если вы хотите разместить свою ссылку на нашем сайте - свяжитесь с нами контакты

 

 

 

 
Ингвар Кампрад из Ельмтарюда и его компания

В одной шведской провинции, в одной шведской деревушке однажды родился один шведский мальчик… Не правда ли, замечательное начало для сказки? Впрочем, такой или почти подобный зачин однажды уже был использован в знаменитой истории Астрид Линдгрен. К слову, знаменитая писательница родилась примерно в тех же местах, где берет начало и наша история – на юге Швеции, в провинции Смоланд, славной своей скупостью и предприимчивостью…


Под крышей дома своего

...Кстати, мальчик был не совсем шведский – его предки в поисках лучшей доли переселились сюда из Судетской области Германии. Дед Ингвара Кампрада (да, именно так и зовут нашего героя) взял кредит в банке, на который купил себе ферму Ельмтарюд, площадью в 500 га. Но дела не заладились, и не в силах выплатить проценты по ссуде, глава семьи покончил с собой. Бабушка Ингвара, впрочем, оказалась сильнее и оборотистее мужа – ей удалось получить отсрочку от кредиторов и все же выкупить ферму.

Именно на этой ферме и родился в 1926 году Ингвар Кампрад. С детства он привык слушать мечтания отца о том, как бы тот достроил поместье, если бы были деньги… И с самого раннего возраста он тоже начал играть в эту игру – помогал отцу строить дом, покупать мебель. В фантазиях, пока лишь только в фантазиях – но, может быть, именно с тех пор в его сознании возник образ идеального дома – тот самый образ, который даст жизнь многим его идеям и начинаниям.

А еще – мысль, что для претворения мечты в жизнь нужны деньги. И здесь Ингвар Кампрад очень напоминает своего соотечественника, рожденного все той же Астрид Линдгрен. Ее герой, Эмиль из Лененберги, тоже стремился заработать хоть несколько эре – открывая калитки, продавая всякую мелочь. Так же и Ингвар – его еще в пятилетнем возрасте поразил рассказ о жизни шведского "спичечного короля" Ивара Крюгера. И мальчик уговорил отца привезти ему из Стокгольма сотню спичечных коробков, которые с прибылью продал в ближайшей деревне. Позже он поставил эту торговлю на регулярную основу, расширив ассортимент за счет пасхальных открыток, выловленной рыбы и собранной в лесу брусники. Вся разница с героем Линдгрен заключалась в том, что в отличие от него Ингвар не тратил деньги на всякую "ерунду" вроде покупки коней и помощи ближним – они были нужны ему для другой цели.

Даже деньги, подаренные ему отцом на учебу, 17-летний Ингвар истратил на открытие собственной фирмы, которую назвал IKEA, по собственным инициалам и первым буквам названия родной фермы – Ельмтарюд и родного прихода – Агуннарюд. (К слову, со шведского это выражение можно также перевести как "временно нет в продаже", чем зачастую пользовались конкуренты фирмы.) Сначала IKEA продавала всяческую галантерею – кошельки, нейлоновые чулки, часы, рамки для картин... То есть все то, без чего не обойтись для создания комфортной жизни ни богатым, ни бедным. Именно тогда выявилась одна из характеризующих его торговлю черт – если какой-то товар пользовался повышенным спросом, Кампрад тут же пытался продать его чуть дешевле, чем у конкурентов. Покупатели полюбили IKEA, a другие компании начали обвинять ее в демпинговой политике.

Фирма росла, и вскоре покупателей стало столько, что Кампрад не мог больше развозить товары единолично, на велосипеде. Он решает воспользоваться почтовой доставкой. Собирая заказы по рекламным объявлениям, используя подержанный молочный фургон для доставки товаров на ближайшую железнодорожную станцию... В общем – крутясь как белка в колесе...

"Сделай сам!"

Таких фирм тогда было много – их много и теперь. Но Ингвар Кампрад четко улавливал ветер времени – только что кончилась война, люди хотели восстанавливать жизнь, отстраивать свои дома или хотя бы обновлять их, придавая им новый, мирный вид. В 1947 году было решено расширить ассортимент за счет розничной торговли мебелью. В 1951-м – IKEA выпустила свой первый каталог.

Через четыре года, разбирая очередную рекламацию на тумбочку, доставленную клиенту с переломанными ножками, Кампрад понимает – мебель надо поставлять в разобранном виде. Вместе с инженерами он пытается выработать схему доступной каждому клиенту самостоятельной сборки мебели – простой, как табуретка. Это не могло не привести к разработке собственных моделей. В 1956 году IKEA впервые разместила заказ на выпуск мебели своей разработки, которую покупатели должны были собрать сами.

Идея сработала – она не могла не сработать, к 1958 году у Кампрада появилась возможность перейти к розничной торговле. История открытия первого магазина в городе Эльмхульт знаменательна. Число сотрудников пришлось увеличить до 100 человек. В качестве приманки для покупателей каждому были обещаны кофе и булочка. Можно представить реакцию администрации, когда на открытие явился чуть ли не весь город... Однако, напрягшись, сотрудники смогли удовлетворить этот "покупательский спрос". А Кампрад осознал важность точек общепита – и с тех пор его магазины трудно представить без ресторанов быстрого питания...

Долго ли, коротко ли, но число магазинов все росло, а цены – все падали. В начале "ревущих шестидесятых" шведские мебельные фабрики открыли кампанию против демпинговой практики Кампрада. Отныне товары для IKEA должны были отпускаться по более высоким ценам, чем для других заказчиков.

Это не сломило Кампрада – однако окончательно добило в нем остатки шведского патриотизма. (Предполагается, что начало этому процессу положил шведский налог на прибыль, один из самых высоких в мире.) Замену поставщикам удалось найти в социалистической Польше, где за приток СКВ можно было изготовлять мебель того же качества – однако дешевле.

Фирма была спасена, к тому же обогатилась еще одним принципом успеха. Заказы теперь размещались по всему земному шару, критериями отбора поставщиков стали качество и низкие цены. Позже в одном из интервью Ингвар Кампрад скажет:

– Мы постоянно ищем способы снижения производственных издержек. Наши дизайнеры приходят на фабрики и смотрят, какие там есть технологические возможности для выпуска новых товаров. Точно так же мы работаем и с поставщиками. Многие из них выпускают для IKEA товары, которые для этих компаний не являются профильными. Например, фабрика по производству деревянных дверей делает для нас столешницы, а завод, выпускающий тележки для супермаркетов, – металлические каркасы для столов. Получается, что чем лучше используются производственные технологии, тем ниже себестоимость товаров. Мы можем пойти и по другому пути – от цены, которую хотели бы установить на какой-то товар. И тогда наши технологи изучают, как его изготовить и из каких материалов, чтобы товар выдержал все тесты на качество.

В 1963 году IKEA открыла свой первый магазин за рубежом – в пригороде норвежкой столицы Осло. В начале 1970-х было решено продолжить экспансию за пределами Скандинавии. "Испытательным полигоном" была выбрана Швейцария. В 1973 году магазин IKEA открылся в местечке Штрайтенбах под Цюрихом. Магазин оказался одним из самых удачных, и основу его удачи заложил сам Кампрад, однажды самолично подслушавший разговор юной супружеской пары перед витриной мебельного магазина: "Дорогой, какое красивое кресло! – Оно слишком дорогое, давай в следующем году..."

Есть IKEA – есть идея!

Успешная ценовая конкуренция имеет и свою оборотную сторону. Практически во всем мире мебель от IKEA стала ассоциироваться с чем-то очень дешевым и не авторитетным. Менеджеры компании со смехом поясняют: "Результаты социологических исследований в любой стране одинаковы: наша мебель никому не нравится. А когда открывается новый магазин, от покупателей нет отбоя". И Кампрад не собирается менять ни один из своих принципов.

Что же это за принципы? Кампрад их не скрывает, наоборот, достаточно четко декларирует. Во-первых (и мы об этом уже говорили), нужно предложить покупателю широкий выбор со вкусом выполненной функциональной домашней мебели по ценам, доступным большинству. То есть все, что может понадобиться в доме, должно быть в магазине.

Низкой цене должна сопутствовать высокая надежность. Ведь люди говорят, "мы не так богаты, чтобы покупать дешевые вещи". Нужно искать золотую середину. Ведь если запрашивать слишком много, не будет спроса. Если слишком мало – не будет ресурсов. Выход – не гнаться за мгновенной отдачей, а добиваться хороших результатов в течение длительного времени, думая не о дивидендах, а об инвестициях.

Кампрад всячески пропагандирует и такое нематериальное понятие, как "дух IKEA". Это когда работа становится не просто способом добывания денег, а заражает сотрудника и тех, кто рядом с ним, энтузиазмом, творчеством. Кампрад рассказывает об этом так:

– Не так трудно было поддерживать его в старые добрые времена, пока нас было мало и каждый знал каждого. Труднее, когда таких, как ты – тысячи, а то и десятки тысяч. И не так уж заметно, есть у тебя этот самый дух или нет его... Тот, кто так рассуждает, – достоин сожаления. И рано или поздно расстается с компанией. Или она с ним. Будь то в Стокгольме, Шанхае, Нью-Йорке, Праге или Москве. Дух ИКЕА – не есть нечто данное раз и навсегда. Его надо поддерживать и лелеять, но не специально, а всем ходом дел, отношением к ним.

Вот еще заповеди из арсенала Ингвара Кампрада:

– Не бойся советоваться с коллегами и сотрудниками, но и не уходи от личной ответственности. Нерешительность не замаскируешь ни заседательской суетней, ни пристрастием к социологическим опросам. Самое оригинальное решение ничего не стоит, пока мы не знаем его цену. Дорогое решение – удел посредственности. Порядок должен соблюдаться, но не превращаться в оковы. Излишняя регламентация, преувеличение роли планирования – синоним бюрократизма. Бюрократизм, как и безответственность, парализуют.

А самое главное – это скромность

Эти сентенции кажутся прописными истинами. Но они рождались в процессе становления компании Ингвара Кампрада, они же помогали ее росту и развитию. На сегодняшний день компания IKEA управляет более чем 200 магазинами в 30 странах. Официально владельцем IKEA Group является учрежденный Кампрадом фонд Stichting Ingka Foundation. Его председателем и является Ингвар Кампрад, который с начала 1990-х оставил все руководящие посты в IKEA. В свою очередь, управление предприятиями группы IKEA осуществляет датская IKEA International A/S. Из-за этой непрозрачной структуры собственности сильно расходятся и оценки состояния Ингвара Кампрада. Американский журнал Forbes признает за ним шестое место в мире, а шведская пресса – первое.

Непосредственно семье Кампрадов принадлежат датская компания IKANO, занимающаяся управлением финансами и недвижимостью, и сеть по торговле предметами интерьера Habita.

Место мебельной империи Кампрада в мире вполне иллюстрирует один из ее европейских слоганов: "Каждый восьмой ребенок сделан на нашей кровати".

Сам же Ингвар Кампрад любит повторять еще одну из своих истин: "Скромность – вот что для нас самое главное". Он питается в дешевых ресторанах, летает эконом-классом и ездит на автобусе. Он до сих пор может в пять часов утра нагрянуть в целях инспекции процесса погрузки в том или ином магазине.

Вся мебель в его доме – от IKEA, кроме старого кресла и прекрасных стоячих часов, полученных в наследство от матери. Этим креслом он пользуется уже более трех десятков лет и не собирается менять на новое.
 

Copyright «Икс Креатив» 2006-2012