Не главная страница

 

 

РЕКЛАМА НА САЙТЕ

 


 

 

Если вы хотите разместить свою ссылку на нашем сайте - свяжитесь с нами контакты

 

 

 

 
Ставка на интеллект 

Светлана Соколова строит бизнес на трудностях перевода

Основательница и генеральный директор компании "Промт" Светлана Соколова считает, что эффективные продажи программного обеспечения во многом зависят от умения компании противодействовать нелегальному тиражированию своей продукции.

Коммерческий директор S&MM

№ 10 октябрь 2007

Среди российских пользователей Интернета одно время ходила шутка про нелепый перевод на сайте www.translate.ru. Фраза "Our cat gave birth to three kittens – two whites and one black" переводится сервисом translate.ru следующим образом: "Наш кот родил трех котят – двух белых и одного афроамериканца". Между тем по статистике компании "Промт", разработчика веб-сайта Translate.Ru, ежедневно услугами этого бесплатного сайта-переводчика пользуются более 100 тысяч человек. Потребность людей, не обладающих профессиональными навыками перевода, в быстром переводе иностранных текстов дала основание для развития бизнеса российской компании "Промт", которая уже 16 лет занимается разработкой и продажей систем перевода под маркой Promt Professional. По словам генерального директора "Промт" Светланы Соколовой, ее компании удалось пережить всех своих конкурентов на российском рынке, хотя главной помехой для активного роста продаж ее технологического продукта в России по-прежнему является пиратство.

Как получилось, что вы встали во главе компании – разработчика систем переводов, что вывело вас на эту отрасль?

Это очень простой для меня вопрос, потому что это моя специальность. Я по образованию математик, закончила математико-механический факультет Ленинградского университета. После института я работала в лаборатории инженерной лингвистики Педагогического университета имени А.И. Герцена под руководством профессора Пиотровского и писала диссертацию. Тема диссертации была связана с оптимизацией и формализацией процессов, возникающих при переводе. В процессе исследования были получены очень интересные результаты. В нашей лаборатории всегда была творческая обстановка, а задачи мы уже в то время решали коммерческие, выполняли работы для заказчиков. Поэтому когда появилась возможность организации собственного предприятия, стало совершенно очевидно, что на рынке эта тема будет востребована. В 1990-х компьютеры стали только появляться, и они не были русифицировны. Так что проблема перевода, по крайней мере ReadMe файлов и другой документации, стояла очень остро.
Когда мы разработали систему, которая была специально ориентирована на перевод документации к программному обеспечению, то оказалось, что на рынке ее как раз и ждут. Продажи этой системы позволили нашей компании стартовать на рынке. Никаких финансовых резервов, инвестиций на развитие у нас не было. Сначала работали без зарплаты, а потом появился продукт, и мы начали его продавать. Наш продукт представлял собой систему для перевода документации для персональных компьютеров. Это очень сложная система автоматического перевода, в которой учитываются различные лингвистические особенности. Я была и остаюсь специалистом в этой области.

А кто были вашими клиентами тогда?

Очень трудно классифицировать клиентов, которые были у нас в начале 1990-х. Часть из них – частные лица. Тогда были дикие времена, шел процесс накопления капитала. Клиенты были самые разные. Многие предприятия уже тогда понимали полезность нашего продукта. Я помню, что одним из первых наших корпоративных клиентов был Инкомбанк, который уже не существует. Среди клиентов были заводы, исследовательские институты. В то время наша программа была особенно востребована для работы на компьютере. Сейчас у нас есть предложения по переводу различной документации: по туризму, кулинарии. Мы накопили огромные словари. Кроме того что у нас есть система перевода с русского и на русский, мы разработали системы, которые переводят, например, с английского на французский и другие иностранные языки.

На первом этапе у вас практически не было конкурентов на рынке?

Наоборот, вначале конкурентов было довольно много, просто никто из них не выжил. Например, была такая программа, которая называлась "Сократ". Она появилась где-то уже к середине 1990-х. Потом эта компания была перепродана и появилась другая программа – "Арсенал". Но и она в конце концов исчезла с рынка. Тогда журналисты часто сравнивали нашу систему с "Сократом", но сравнения эти всегда были в нашу пользу. Были еще украинские компании, которые тоже англо-русский переводчик делали, но они также не дожили до наших дней.

А с чем это связано?

Разработка систем перевода – это очень наукоемкий процесс, мы сумели наладить технологически эффективную цепочку разработки, создали каналы продаж нашего программного обеспечения. Люди, которые работали в нашей компании, приложили очень много усилий, для того чтобы наш бизнес развивался.

У вас большой штат программистов?

Сейчас около 30 человек. Штат программистов меняется в зависимости от текущей задачи. Одно из условий выживания на рынке – развивать, во-первых, технологию, а во-вторых, сам продукт как программное обеспечение. Сейчас мы выпустили восьмую версию переводчика, который специально разработан под Windows Vista. Microsoft потребовал перестройки нашего программного обеспечения, и мы, учитывая требования рынка, создали новую версию. Постоянное развитие и продукта, и технологического компонента – залог выживания любой софтверной компании. Мы очень много работаем над качеством перевода, это сложная задача, но она нам удается.

Как вы продвигаете свою продукцию на рынке? Кто сейчас является вашими основными клиентами, как вы выстраиваете цепочку продаж?

На эту тему, наверное, правильнее было бы говорить с директором по продажам. У компании есть своя дистрибьюторская сеть, на построение которой ушло много времени и сил, сейчас мы действуем через нее. Для продвижения продукта мы в основном используем интернет-рекламу. У нас есть сайт-переводчик www.translate.ru, наш корпоративный сайт. Через эти ресурсы мы тоже привлекаем клиентов, потому что в день эти сайты посещают более 100 тысяч человек, а многие из них приходят и в наш интернет-магазин. Это тоже один из каналов продаж. Интернет-магазин позволяет быстро отследить реакцию потребителей на новинку. У нас есть офис в Москве, его сотрудники занимаются поддержкой дистрибьюторов, которые работают в Москве и по всему бывшему Союзу. Кроме этого, у нас есть компания-партнер в Германии, которая занимается продвижением и продажей нашей продукции в этой стране. В других государствах мы тоже действуем через партнеров.

Как развивался ваш бизнес в течение 17 лет, какие этапы для компании были особенно сложными?

Сложным моментом был, конечно, кризис 1998 года. Нам его удалось пережить за счет того, что тогда был заключен контракт с одним западным партнером на солидную сумму. Приходившие с Запада деньги позволили нам пережить кризис без сокращения штата. Хотя в тот момент продажи в России очень упали, примерно в три раза. Кризис был сложен не только сиюминутной ситуацией отсутствия средств, но и тем, что было непонятно, что будет дальше. К счастью, уже месяца через три-четыре появилась надежда, что все постепенно восстановится. Если говорить об этапах развития, то важнейшим из них стал выпуск первого иностранного переводчика для французского рынка. Это был немецко-французский переводчик. Таким образом, мы вышли на международный рынок уже не только с англо-русской системой. С начала 1990-х годов, как только появилась компания, мы сразу стали пытаться продавать свою продукцию за рубеж, но рынок для англо-русской системы довольно узкий. Есть, конечно, какой-то интерес к русскому языку, но англо-французская или англо-немецкая системы более востребованы. Россия – огромный рынок, иностранцы проявляют к нему большой интерес, но по росту продаж наших переводчиков на русский это пока не очень заметно.

Все равно, видимо, бизнес идет на английском, необходимость в переводе с русского и на русский не такая сильная?

Нет, просто с Россией европейские компании меньше ведут бизнес, нежели между компаниями из разных стран ЕС. Например, наша англо-немецкая система очень востребована, так же как и англо-испанская.

Когда вы вышли на международный рынок, там наверняка были уже подобные компании, насколько успешно там продвигаются ваши продукты?

Нельзя сказать, что семимильными шагами, но продвижение есть, обороты растут. На рынке Германии как раз очень сильная конкуренция, четыре конкурента с очень известными именами. Но нам удалось за короткое время встать в первую строчку по всем тестам, которые проводятся регулярно. Немцы же очень пунктуальны, они постоянно проводят тестирование новых версий и новых программ. Это здорово, потому что позволяет очень быстро появиться на глазах у своих потенциальных потребителей, заинтересованной аудитории. Они доверяют независимым экспертам, которые дают хорошие оценки нашей системе, и это способствует росту продаж. Мы довольно успешно продаемся в Германии.

А как растут ваши продажи на российском рынке?

После выхода новой версии мы отметили двукратный рост продаж на российском рынке. На западном рынке мы еще не выпустили новую версию, она выйдет к концу года. Такой скачок в продажах по России не удивителен, поскольку предыдущую версию мы выпускали где-то 2,5 года назад. Но дело не только в этом, мы постарались подкрепить интерес к новому продукту и активно рекламируемся в Сети, в журналах. Осенью пойдет реклама на радио, трансляции по питерскому радио "Хит-FM" и на московских станциях "Европа +" и "Серебряный дождь".

Основной объем продаж вашей продукции приходится на розницу или на корпоративные заказы?

Скорее на розницу, и около 30% покупают компании. Конечно, мы очень надеемся на то, что ситуация с использованием нелицензионного программного обеспечения в нашей стране когда-нибудь изменится в лучшую сторону. Пиратство для нашего бизнеса – это очень большая проблема.

Вы уже видели пиратские версии вашей новинки?

В Интернете мы ее увидели в тот же день. Мне кажется, работа государства по уничтожению пиратства должна дать большой стимул для развития программного обеспечения в России. Ведь разработкой софта занимаются не только в США, но и в других странах: во Франции, в Германии. И только в России можно по пальцам пересчитать количество компаний – разработчиков программного обеспечения. Потому что изготовленная программа, сделанная не на заказ, а выпущенная просто на рынок, мгновенно становится достоянием пиратов. Российский рынок огромный, но 93% российских пользователей покупают пиратские версии. Пока это происходит, рынок ПО не будет развиваться в нашей стране.

А вы сами что-нибудь делаете для того, чтобы отлавливать пиратов?

Конечно. Мы очень много занимаемся этим вопросом. Кроме того, существуют организации, объединяющие компании-разработчики, которые целенаправленно борются с пиратством. Организуются рейды по местам скопления пиратской продукции. Было даже несколько судов. Но без поддержки государства нам самим сделать что-либо очень трудно. Правительство должно придумать способы контроля над использованием нелегального программного обеспечения компаниями. Например, при налоговой проверке отслеживать наличие стоимости программного обеспечения на балансе предприятия. Если бы подобные действия стали применяться, то, думаю, очень быстро ситуация изменилась бы.

Питерская школа программистов славится на весь мир. А сейчас в Петербург выходят иностранные компании, которые организуют тут свои научно-исследовательские лаборатории и нанимают наших программистов. Вы почувствовали какие-то изменения на рынке персонала в этой связи?

Для нас это большая проблема, с американцами очень трудно конкурировать. Уровень зарплат программистов вырос, их услуги подорожали. В Петербурге была хорошая математическая школа, которая породила большое количество специалистов, программистов. Они создали кафедры во всех технических вузах, и сейчас наше образование в этой области считается очень качественным. И действительно, много молодых талантливых российских программистов уходят работать в западные компании. Сейчас происходит настоящая битва за персонал.

Наверное, сейчас основные продажи вашей продукции все же приходятся на Россию?

Сейчас – да, большая часть приходится на Россию. Западный рынок дает четверть от объема наших продаж. Но надеюсь, что с выходом новой версии (восьмой) за рубежом продажи будут активно расти и в западных странах. Наша первостепенная задача – закончить восьмую версию для западного рынка и выпустить ее на рынок. Началась работа уже над девятой версией, в которой наша технология должна претерпеть некоторую модификацию и соединиться со статистическими методами, которые сейчас в моде. В частности, компания Google применяет статметоды для переводов. Мы тоже планируем двигаться в этом направлении. Мы хотели бы усилить позиции на французском рынке. Для этого мы заключили соглашение с французскими компаниями. В частности, наш переводчик используется крупнейшим французским поисковым порталом Voila. Мы полагаем, что это позволит нам укрепить свои позиции во Франции и Испании.

"Промт"

Год основания: 1991

Сфера деятельности: разработка и продажа систем перевода

Торговая марка: Promt

Оборот в 2006 году: согласно экспертным оценкам, около $8 млн

Основные акционеры: сотрудники компании

Основные конкуренты: Systran, Linguatec, Langenscheidt

Copyright «Икс Креатив» 2006-2012